«Вилла Кавруа (Villa Cavrois) — детище архитектора Робера Малле-Стивенса (Robert Mallet-Stevens) — расположена на северо-востоке Франции, в окрестностях городка Рубе. Это, безусловно, один из лучших памятников французского модернизма. Реконструкция архитектурного шедевра обошлась в 23 млн. евро, но результат так убедителен, а интерес путешествующей публики так ощутим, что вряд ли кто-то подумает жалеть о вложенных средствах.

В год окончания строительства виллы ее автор, французский архитектор Робер Малле-Стивенс, сформулировал суть современной роскоши: «это жизнь в хорошо отапливаемом, хорошо вентилируемом, веселом, наполненном светом доме, требующем минимум лишних жестов и минимального количества прислуги».

Постройка была завершена в 1932 году. Семья заказчика проживала здесь до 1987 года. В 1990 году вилла была внесена в список национальных памятников, но де факто дом и прилегающий участок находились в запустении, пока в 2001-м он не был выкуплен государством. С 2003 года началось восстановление стен и укрепление крыши, а с 2008-го — кропотливая работа над интерьерами.

Итак, в 1925 году Поль Кавруа, богатый промышленник, владелец ткацких фабрик, отец семерых детей, захотел построить резиденцию, где бы семья могла жить просторно, а быт был бы организован согласно самым передовым представлениям о комфорте. Поль Кавруа купил участок земли здесь, в провинции Бомон.

Сначала проектом занялся архитектор Жак Гребер, но, увидев на парижской выставке 1925 года работы Робера Малле-Стивенса, засомневался и, в конце концов, в 1929 году передал заказ парижскому денди. Кавруа вместе с Малле-Стивенсом съездил в Брюссель взглянуть на шедевр Йозефа Хоффмана Пале Стокле, хозяйкой которого была тетка Малле-Стивенса баронесса Стокле, а также посетили голландский Хильверсум, где осмотрели постройку В.М. Дюдока. Так, в путешествих и живом общении окончательно сформировался замысел будущего поместья. К тому времени сам Малле-Стивенс был известным архитектором уже построившим виллу герцогов Ноайских в Йере (1922–1923), дом культового французского кутюрье Поля Пуаре (1921–1923), жилые домов в Париже (1926–1927), также уже успел выступить автором декораций к двадцати художественным фильмам. Считается, что именно проект виллы Кавруа — квинтэссенция ранних идей Союза современных художников (UAM Union des Artistes Modernes), объединения, в котором Малле-Стивенс играл ключевую роль.

В 1929 году архитектор показал первые эскизы виллы, а 5 июля 1932 года по случаю бракосочетания дочери заказчика, Женевьевы Кавруа, полностью завершенная вилла была представлена гостям и изумленным родственникам. Приглашенные были шокировны вызывающей новизной архитектуры. Грандиозные масштабы виллы напоминают роскошные загородные резиденции XVII века. Длина фасада 60 метров, общая площадь 3800 кв. м (1800 кв. м — жилая площадь и 830 кв. м — террасы). Здание из армированного бетона, большие окна, непрямой свет, система вентиляции, телефон и радиофикация всех помещений, центральное отопление и лифт, идущий из подвала (кабину лифта проектировал другой известный французский модернист Ж. Пруве). Сочиняя облик этой постройки, Малле-Стивенс вспомнил о двух собственных увлечениях: авиации и музыке. Дом издали напоминает аэродром с диспетчерской рубкой и взлетной полосой (во время первой мировой войны Малле-Стивенс служил пилотом в ВВС Франции). Меломания архитектора-денди нашла отражение в отделке: снаружи здание облицовано особым трехслойным кирпичом, причем кладка чередуется с черными полосами раствора, благодаря чему поверхность стены выглядит как линейки нотного стана. В интерьере мраморные ступени с черными подступенками и светящиеся пилоны напоминают черно-белые клавиши рояля.

На первом этаже располагался парадный холл, большая гостиная, курительная комната, столовая родителей, детская столовая, кухня и комнаты мальчиков. Второй этаж занимали: комната для игр и спектаклей, пять детских, родительская спальня, ванная комната и будуар. В подвале архитектор разместил все технические службы, большой холодильник для овощей и фруктов, отдельный холодильник для цветов, которые обожала мадам Кавруа, винотеку с отдельным хранением тонких и расхожих вин, прачечную, бойлерную и так далее. Согласно предпочтениям, принятым среди членов UAM, архитектор использовал стекло, металл, сталь. Но Малле-Стивенс не был бы собой, если бы не добавил интерьерам элегантной буржуазности и первостатейного люкса. Четыре сорта мрамора из разных стран (два итальянских: белый каррарский, желтый — сиенский, зеленоватый — из Швеции, черный — из Бельгии) применены артистично и с точным расчетом производимого эффекта. Зингана, сикамора, ироко, американский орех — сочетание экзотических и благородных пород также выдают вкус самого буржуазного модерниста Франции Малле-Стивенса, а интерьеры самой виллы делают абсолютно люксовыми.

Особый шик дома в мебели. Исследователь творчества Малле-Стивенса Ричард Кляйн считает, что обстановку виллы Малле-Стивенс придумывал как декорации к фильму. Предметы должны были отражать индивидуальности всех членов семьи, а вместе образовывать идеальный фон для повседневной жизни людей с передовыми вкусами. Известно, что Малле-Стивенс знал портновские мерки мадам и месье Кавруа, чтобы вычислить размеры гардеробов и встроенных шкафов. После смерти Люси Кавруа в 1985 году мебель была распродана на аукционах. Когда же было принято решение о максимально полном восстановлении облика виллы, началась работа по выкупу предметов у частных коллекционеров. Центр национальных памятников три года подряд собирал гарнитуры на аукционах: у Лорана Негро — в 2011-м, у Ивоны Пулен —в 2012-м и Алена Браунштейна — в 2013-м. При том, что 85% внутреннего убранства было утрачено за годы, когда вилла была без попечения, при реставрации основным источником информации оказались публикации интерьеров виллы в архитектурных журналах, в частности в Une Demeure 1934 года. А также следы гвоздей, которыми был прибит ковролин: под мебель его не клали, так что размеры шкафов и расположение прочей мебели определялись довольно точно.

Примыкающая к спальне ванная комната поражала современников размерами. Четырехъярусная конструкция — подставка для арсенала косметических средств, которыми пользовалась мадам Кавруа.

Архитектор Робер Малле-Стивенс (1886–1945)

15 ноября в Брюсселе открылась ретроспективная выставка архитектора Робера Малле-Стивенса. Ее организовал брюссельский культурный Фонд CIVA, занимающийся развитием архитектуры, ландшафтного дизайна и городской культуры в Брюсселе. Судьба и карьера Малле-Стивенса известны не так широко, как, например, творчество его коллеги Ле Корбюзье. Мы исправляем эту ситуацию и вспоминаем главные проекты архитектора.

Робер Малле-Стивенс может по праву считаться одним из главных французских архитекторов в период между двумя мировыми войнами. В России Малле-Стивенс был больше известен как художник кино, тем не менее в 1930 году архитектор Константин Мельников называл Малле-Стивенса «представителем передовой французской архитектуры». Родился Робер Малле-Стивенс 24 мая 1886 года в семье француза Мориса Малле и бельгийки Джульетты Стивенс. Он получил образование в парижской Школе архитектуры и помимо проектирования занимался архитектурной журналистикой и созданием декораций для фильмов. Он создал декорации для таких картин, как "Бесчеловечная" режиссера Марселя Л`Эрбье, "Загадки замка" сюрреалистического фотографа и художника Ман Рэя.»