Хозяева купили этот дом в ­пригороде Мельбурна в далеком 1983 году. К оформлению интерьеров приступили не сразу. И даже когда начали, процесс занял двенадцать долгих лет.

Первая встреча с домом в мельбурнском районе Турак случилась у нынешних хозяев, семейной пары с двумя детьми, в 1983 году. Они просто проезжали мимо. “Я остановил машину и ­сказал: “Вот этот дом мне прямо нравится”, — рассказывает муж. — В нем было что-то сказочное”. Дом 1920-х годов был выстроен в стиле Тюдоров и выглядел волшебно, хотя и пришел со временем в естественный упадок: фасады были повреждены, плесень ползла по стенам и позади здания имелась уродская пристройка 1970-х годов с плоской кровлей.

Семейная гостиная. Журнальный столик по дизайну Жана-Луи Денио, Jean de Merry. Ковер по эскизам Амира Алигорги изготовлен Behruz Studio в Мельбурне. Над камином картина Джона Брака Dancers in Blue (1969). Справа кресло Knot Lounge Chair, McGuire.Семейная гостиная. Журнальный столик по дизайну Жана-Луи Денио, Jean de Merry. Ковер по эскизам Амира Алигорги изготовлен Behruz Studio в Мельбурне. Над камином картина Джона Брака Dancers in Blue (1969). Справа кресло Knot Lounge Chair, McGuire.

Два дня спустя волшебный домик оказался выставлен на продажу, и пара приняла спонтанное решение о покупке. “Мы видели все проблемы. Но оптимизм — наша общая ­семейная черта. Нас ничто не остановило: мы ясно представляли себе, как здорово тут все можно переделать”, — ­говорит хозяин.

Кухня. Самая интересная деталь интерьера — светильники, созданные художницей Мавис Варрнгилной Ганамбарр. Они сделаны из листьев пальм и гибискуса сорта курраджонг (Hibiscus tiliaceus). Кресла Hola, Cassina.Кухня. Самая интересная деталь интерьера — светильники, созданные художницей Мавис Варрнгилной Ганамбарр. Они сделаны из листьев пальм и гибискуса сорта курраджонг (Hibiscus tiliaceus). Кресла Hola, Cassina.

Сначала, впрочем, новые хозяева не стали делать ничего. Вернее, они отремонтировали спальни для детей, но остальной дом стоял нетронутым — пара развивала свой бизнес. “Наша спальня выглядела так, словно мы в студенческом общежитии живем”, — вспоминает жена. “Часть стен у нас стояла некрашеная и без обоев”, — добавляет муж.

Столовая. Стол сделан на заказ, Kneedler Fauchère. Стулья и люстры — собственность хозяев, но для последних в мастерской Mark Douglass Design изготовили новые плафоны. Картина над камином — работа Ильды Рикс Николас Looking for Stragglers (1922).Столовая. Стол сделан на заказ, Kneedler Fauchère. Стулья и люстры — собственность хозяев, но для последних в мастерской Mark Douglass Design изготовили новые плафоны. Картина над камином — работа Ильды Рикс Николас Looking for Stragglers (1922).

Наконец двенадцать лет назад, то есть в 2005 году, семейство взялось за настоящий ремонт. Сказать, что путь был сложным, — это ничего не сказать. Два года ушло на утверждение планов перестройки в местной комиссии по историческому наследию. Затем проект остановился на три года, поскольку хозяйка дома серьезно заболела. Затем, в 2013 году, декоратор, который занимался оформлением интерьера, был убит (!). Короче, нелегко пришлось и дому, и его хозяевам.

Вид из столовой в сторону входного холла. На стене картина Падди Бедфорда Cockatoo (“Какаду”). Комод, Dessin Fournir.Вид из столовой в сторону входного холла. На стене картина Падди Бедфорда Cockatoo (“Какаду”). Комод, Dessin Fournir.

Но, несмотря на все сенсационные события, работы все же были завершены. Местная архитектурная фирма CATT Architects помогла снести пристройку 1970-х годов и заменила ее новой, выдержанной в стиле основного здания — много сил и времени было потрачено на правильную отрисовку деталей и на выбор материалов, которые бы по стилю и качеству соответствовали историческим. Поиски “правильного” клинкерного кирпича превратились в эпопею, а камни для мощения в саду вывезли из английской деревни.

Спальня хозяев. Журнальный столик по дизайну Эрика Шмидта. Диван, Dennis & Leen. Кресла, Rose Tarlow, перетянутые тканью, Schumacher. Обои Sylvaner, Fromental. Ковер по дизайну Амира Алигорги, Behruz Studio. Над камином картина сэра Артура Стритона La Salute from Riva Schiavoni.Спальня хозяев. Журнальный столик по дизайну Эрика Шмидта. Диван, Dennis & Leen. Кресла, Rose Tarlow, перетянутые тканью, Schumacher. Обои Sylvaner, Fromental. Ковер по дизайну Амира Алигорги, Behruz Studio. Над камином картина сэра Артура Стритона La Salute from Riva Schiavoni.

Нашелся и новый дизайнер интерьера — Томас Хэмел. “В этом доме и правда есть что-то волшебное. Он как в “Алисе в Стране чудес”: маленькая дверца, а за ней чудеса”, — говорит он. Чудеса включают в себя, например, парадную лестницу и кессонированный потолок в гостиной, выполненные в духе интерьеров сэра Эдвина Лютиенса. Имеются также очень смелые и яркие ковры — мотивом для их рисунка стала увеличенная радужка глаза. Муж, кстати, ездил в Непал, чтобы понаблюдать за процессом изготовления ковров.

Ванная при главной спальне. Бетонная табуретка Waterlily, Weylandts. Фурнитура Bellagio, дизайнеры Матео Тун и Антонио Родригес, Zucchetti. На стене работа Ран Хван Two Love Blossom (2013) — она сделана из пуговиц, булавок и доски.Ванная при главной спальне. Бетонная табуретка Waterlily, Weylandts. Фурнитура Bellagio, дизайнеры Матео Тун и Антонио Родригес, Zucchetti. На стене работа Ран Хван Two Love Blossom (2013) — она сделана из пуговиц, булавок и доски.

К выбору мебели и аксессуаров Хэмел подключил хозяйку. Он взял ее с собой в путешествие за покупками в Лос-Анджелес. “В первый же день у нее голова закружилась от разнообразия возможностей”, — вспоминает Томас. ­Одной из первых покупок стал журнальный столик по дизайну Жана-Луи Денио (столик теперь стоит в семейной гостиной). Были покупки и откровенно эксцентричные вроде керамического стула по дизайну корейского художника Ли Хун-Чунга, и просто эффектные — как люстры в столовой, сделанные на заказ стеклодувом в Мельбурне.

Кабинет — часть “комплекса” помещений при спальне хозяев. Стол, собственность хозяев. Красная табуретка, David Edward. Зеленое кресло перед столом, Therien Studio Workshops. Столик у окна — работа Мерет Оппенгейм. Люстра Chifre по дизайну Жана-Луи Денио. Ковер, Behruz Studio.Кабинет — часть “комплекса” помещений при спальне хозяев. Стол, собственность хозяев. Красная табуретка, David Edward. Зеленое кресло перед столом, Therien Studio Workshops. Столик у окна — работа Мерет Оппенгейм. Люстра Chifre по дизайну Жана-Луи Денио. Ковер, Behruz Studio.

Искусство, которое хозяева серьезно коллекционируют, играет в интерьере не последнюю роль. С подбором помогал галерист Майкл Рейд. “Мы не старались “вписать” картины в интерьер — и я, и мои клиенты уверены, что сильные художественные работы смогут ужиться с окружением, подчинив его своей индивидуальности и магнетизму”. Одна из особенно любимых хозяевами вещей — картина “Танцоры в голубом” Джона Брака — висит в гостиной над камином.

Еще один кабинет на верх­нем этаже дома. Письменный стол — винтажный, американский, 1970-х годов. Светильник — кастомизированная люстра Sofia, Fuse Lighting. Виниловые обои, David Bonk.Еще один кабинет на верх­нем этаже дома. Письменный стол — винтажный, американский, 1970-х годов. Светильник — кастомизированная люстра Sofia, Fuse Lighting. Виниловые обои, David Bonk.

Завершает картину сад, разбитый ландшафтным дизайнером Полом Бангеем. Тут тоже все непросто: под газон уложена почва с берегов одной из рек в США — она так плодородна, что трава на ней растет просто волшебная. “Я хотел не просто траву, а лучшую траву в мире”, — объясняет муж. Ну что же — если хочешь, чтобы что-то было “лучшим в мире”, иногда этого стоит подождать.

Фрагмент лестничного холла. Скамья Facette Bench Triple, дизайнер Наташа Барадаран, Jean de Merry. На стене работа Supernatural (2013) Дани Меллор.Фрагмент лестничного холла. Скамья Facette Bench Triple, дизайнер Наташа Барадаран, Jean de Merry. На стене работа Supernatural (2013) Дани Меллор.

Холл. На полу антикварные камни из Бургундии. На стенах работы Билла Хенсона 1986 и 2007 годов.Холл. На полу антикварные камни из Бургундии. На стенах работы Билла Хенсона 1986 и 2007 годов.

Зимний сад. Стол по дизайну Стефена Энтонсона, Dessin Fournir. Стулья, Therien Studio Workshops. Кушетка по дизайну Джона Химмела. Подушка из ткани, Pierre Frey. На полу расписанная цементная плитка.Зимний сад. Стол по дизайну Стефена Энтонсона, Dessin Fournir. Стулья, Therien Studio Workshops. Кушетка по дизайну Джона Химмела. Подушка из ткани, Pierre Frey. На полу расписанная цементная плитка.

Бассейн. Шезлонги Great Lakes, дизайнер Терри Хунцикер, Sutherland. Зонт, Tuuci (tuuci.com). Скульп­тура Изабель Мирамонтес The Edge of the World (Le Bout du Monde).Бассейн. Шезлонги Great Lakes, дизайнер Терри Хунцикер, Sutherland. Зонт, Tuuci (tuuci.com). Скульп­тура Изабель Мирамонтес The Edge of the World (Le Bout du Monde).

Старая часть дома датируется 1920 годом и была построена Робертом Беллом Гамильтоном. На газоне скульптура Деборы ­Халперн Puff.Старая часть дома датируется 1920 годом и была построена Робертом Беллом Гамильтоном. На газоне скульптура Деборы ­Халперн Puff.